Группа Вконтакте  Группа в Одноклассниках 
Понедельник, 28 июня 2021 09:18

Лекция губернатора ЯНАО Дмитрия Артюхова для участников Российского общества «Знание» Избранное

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Дорогие друзья!

Мы долго думали, какую выбрать локацию. У нас много интересных мест, где живут коренные народы Севера, где разрабатываются новые месторождения. Совместно с нашим партнером, компанией "Газпром нефть" мы решили провести экскурсию на ледоколе, напротив новейшего терминала «Ворота Арктики» в заполярных широтах. Я уверен, что вы запомните на всю жизнь этот день, тем более и сама погода благоволит. Здесь обычно так не бывает, здесь обычно ветра - суровые, арктические. И Ямал рад участникам марафона «Знание».

Экскурс в историю Ямала

Я постараюсь как можно меньше сам выступать, чтобы было больше времени пообщаться и ответить на ваши вопросы. Сейчас - небольшой экскурс в историю нашего края. Он в последние годы известен все больше своими нефтегазовыми проектами, но история у него древняя.

Допетровское время

Салехард – это наша столица, один из первых городов в Зауралье, основанный в современной арктической истории. После основания города Тюмени казаки, спускаясь вниз по Иртышу и Оби, основали здесь крепость – Обдорск. И этот совсем небольшой острог, сейчас экономисты, историки спорят – в цифрах всегда непросто сравнивать достижения допетровского времени - стал одним из форпостов российской государственности на Севере. Вклад Ямала той поры примерно равен тем огромным нефтегазовым доходам, которые есть у региона сейчас. Тогда было свое золото - пушное золото, и те экспортные доходы, которые получало российское государство от северных богатств, тоже были очень велики. Проходят столетия, роль Ямала в торговом балансе страны только прирастает. Что происходит с того момента, когда территория стала активно играть свою роль в становлении государства?

Вклад северян в Великую Победу

Наступает ХХ век, это времена, когда страна очень меняется. Хотел бы рассказать об очень важном периоде для нас – о периоде Великой Отечественной войны. Мы все знаем страницы нашей истории - война задела все семьи без исключения. Мы воспринимаем ее где-то на западном фронте, под Москвой, под Ленинградом, и где, кажется, Ямал? Вклад Ямала тоже очень весомый, и он разделен на несколько направлений. Первое – призывники шли на фронт со всех уголков нашей Родины. Ямальские призывники были на особом счету. Ямал тогда был малочисленный регион, общая численность населения не достигала и 50 тысяч человек. Но каждый наш призывник был на вес золота, они были – охотники, очень меткие и очень тихие. В воспоминаниях многих офицеров, руководителей военных подразделений они всегда на лучшем счету. Если надо было поручить самую сложную задачу, то призывники северных территорий, представители коренных народов, всегда были самыми эффективными и вносили огромный вклад в нашу Победу. И второе - помощь Ямала фронту. Те, кто остались здесь – дети, женщины, старики, несмотря на всю суровость нашего края, своими руками в этих холодных водах, а край богат северной рыбой, добывали ее, перевыполняли планы, чтобы все шло на нужды фронта.

На Ямале есть свои герои. Здесь, в северных морях, совсем недалеко от острова Белый, был конвой, вступивший в неравный бой с немецкой подлодкой. Наше судно БД-5 было оснащено небольшим орудием, и, конечно, немецкая лодка торпедировала. Без малого здесь погибло 400 человек. Были и выжившие, потом очевидцы рассказывали об этой трагедии. И такая летопись есть на Ямале. Братская могила на острове Белый - единственное воинское захоронение у нас в регионе.

Ямал в послевоенные годы

Настал День Победы, и стране срочно нужно было восстанавливаться, чтобы двигаться вперед. Что произошло за эти годы? Как известно, прошла эвакуация известных заводов на Урал - это Нижний Тагил, Свердловск, Челябинск. Десятки малых и больших городов получили мощное промышленное развитие, и им нужна была энергия. У наших руководителей государства рождается план о строительстве здесь в Западной Сибири Нижнеобской ГЭС, мощнейшей в Советском Союзе и мире. Задача - в районе Салехарда перекрыть все плотиной, чтобы вся мощь реки, которая идет чуть ли не с верховья Китая (Обь и Иртыш), собрать все вместе и с помощью гидроэнергетики получать нужные миллиарды киловатт в час, чтобы питать мощный Уральский промышленный узел для его развития.

Открытие ямальских месторождений

В этот момент слышно голос геологов, который говорит, что провинция богата не только рыбой и пушниной. Здесь есть огромные нефтегазовые возможности. Сегодня мы знаем эти открытия и гордимся ими. Это уникальнейшая провинция в мире, а тогда это вызывало массу сомнений и споров. Руководители, достойные заслуженные в своих отраслях люди говорили, что углеводородов здесь нет и быть не может. Вы, как многие студенты нефтегазовых профилей, это изучали. В первую очередь шел спор насчет глубин. Как вы знаете, те глубины залегания углеводородов – в Баку, в Прикарпатье, в Поволжье, Татарстане, Башкирии - они иные. В Западной Сибири глубины больше. Была целая школа, которая говорила, что здесь нет нефти и газа. Но такие первопроходцы, как Фарман Салманов, Юрий Эрвье, это мы сейчас им памятники ставим, они этого заслуживают на 100 процентов. Тогда это были молодые ученые, но очень дерзкие. Они говорили, что здесь явно что-то есть и нельзя торопиться с этим проектом НижнеобскойГЭС, которая просто превратит огромную территорию Западной Сибири в водохранилище. Где был бы Самотлор, если бы это было все под метрами воды? И в 1960 году происходит знаменательное событие – забил первый шаимский фонтан. 1962 год – новое главное событие для Ямала – открытие Тазовского месторождения. Прошу вас запомнить эту дату. В 1962 году впервые забил фонтан газа на нашей ямальской земле. И всем становится очевидно, что здесь необходимо мощнейшее развитие нефтегазового комплекса. Вопрос встает – как это все взять? Кстати, Новопортовское месторождение, где сейчас полностью автономно добывают нефть, было открыто в 1964 году. Через два года после открытия первого месторождения на Ямале.

Скорость, с какой геологи шли по огромной необъятной нашей территории, потрясающая. Даже сегодня с нашими современными технологиями, техникой, связью, это кажется невозможным. Но они это делали. И, кстати, делали это точно. То есть профессионализм тех людей, а на дворе, повторюсь,1960-ые годы ХХ века, после войны прошло всего 15 лет. Тем не менее, страна уверенно идет вперед.

Развитие инфраструктуры

Остро встает вопрос о развитии инфраструктуры, как освоить эти месторождения? По сути, мы видим ледокол, на котором мы стоим, этот терминал. Это все инфраструктура, которая позволяет эти месторождения разрабатывать. Как известно, после войны и даже во время войны, это показатель того, насколько глубоким было стратегическое планирование нашего государства. Идёт война. 1943 – 1944 гг. Конечно, самое сложное уже позади, но мы понимаем, что еще не все понятно. Геодезисты, первые группы, высаживались на Ямале, чтобы планировать арктическую железнодорожную магистраль. Она должны была пройти из центра нашей страны до Норильска. Сегодня всем нам кажется, что ледокольная логистика, которая помогает вывозить ресурсы из Норильска - отработана и понятна. На тот момент это сложная задача, много сбоев – ничего не получается. И государство принимает решение – чтобы это было надежно, нужно провести железную дорогу. Потом после Великой Отечественной войны, когда всерьез набирает обороты Холодная война, всем также становится очевидно, что здесь нужна железная дорога для защиты нашей страны. Время лёта бомбардировщиков, ракет – самое быстрое – через полюс. Стране нужно выстраивать линию обороны, и так рождается проект арктической магистрали из центра до Норильска. Часть из этой дороги была успешно построена. И сегодня в Салехарде можно увидеть остатки той самой стройки, которая была спланирована во время войны и позже была реализована. Это были 1950-ые годы, она называлась 501-ая стройка и должна была идти вдоль всего Ямала. Но стройка приостанавливается, умирает вождь, все объекты ГУЛАГа замораживаются, хотя готовность была очень высокая. Специалисты говорят, что тогда порядка 50-60 процентов было построено. Но судьба распорядилась по-иному и объект был заморожен.

Ирония в том, что пройдет совсем немного времени, и на Ямале начнут открывать месторождения. И, оглядываясь назад, это я сейчас к вопросу о верности решения – строить плотину или искать нефть? Достраивать эту железную дорогу или бросить на полпути? Принято было решение – приостановить, и через 10-летия жизнь возьмет эти месторождения, построит города – Надым, Новый Уренгой, Ноябрьск, построит нефтепроводы, газопроводы, обустроит промыслы, но, конечно, огромной ценой. По этим болотам, топям доставить нужные грузы, а доставить оборудование вообще будет втридорога стоить.

Северный широтный ход

Если бы дорога была достроена, то задача по освоению Севера шла бы проще. Сейчас мы стоим перед этой развилкой. Ямальцы знают, мы активно работаем над тем, чтобы Северный широтный ход случился, по сути, та же самая железная дорога, ее нужно все-таки достроить. Чтобы этот некогда начатый проект спустя столько десятилетий приобрел завершенный вид и начал работать на нужды нашей экономики.

Появляется инфраструктура - появляются новые открытия. Почему я попросил заострить ваше внимание на Тазовском месторождении. Это самый первый фонтан газа, который забил здесь, на ямальской земле. И в промышленную эксплуатацию мы его ввели на прошлой неделе. Это очень важное для нас событие: это первое месторождение, которое по сути стало отправной точкой ямальской огромной провинции, заработало лишь в 2021 году. Нашлись инновационные технологии, современные подходы в бурении, как раз наши партнеры из “Газпром нефти” расскажут вам об этом подробнее. И сегодня, спустя почти 60 лет, наконец-то появляется реальное развитие. Это говорит о том, что ресурсы у нас огромные, уникальные, и нам надо очень много поработать на создание инфраструктуры и опережающих технологий.

Капитан нашего ледокола сказал, что еще вчера здесь было ледовое поле. Сейчас вода относительно открыта, а вчера тут ходили льдины. Это для судоходства всегда большая проблема. Представляете, у нас лето в разгаре, а тут еще полным-полно льда.

Какой хочу сделать вывод? Для того, чтобы достигать этих целей, а они нужны для развития нашей страны, для развития отрасли, они нам дают огромные налоговые возможности, развитие социальной сферы, развитие наших городов… Конечно, нужно строить инфраструктуру на опережение, нужно всерьез вкладываться в науку, в технологии, чтобы, как в песне поется - “все богатства брать из-под земли”.

О будущем российской энергетики

Дмитрий Артюхов: Отдельный вопрос - что у нас сейчас в повестке? Я с удовольствием уже здесь перешел бы к общению с вами. Углеродная нейтральность - это тематика, которая набирает все большую остроту в большой мировой повестке. Что будет? Что будет с углеводородом? Как будет выглядеть энергетика в 2030-м, в 2050-м году? Какие вызовы будут перед всем топливно-энергетическим комплексом нашей страны? Чтобы иметь и резерв для движения вперед и в то же время не попасть в ловушку старых подходов. Как нужно трансформировать наши компании, которые являются главными налогоплательщиками в стране, чтобы страна развивалась вместе с ними? Я бы с удовольствием хотел бы вас об этом спросить: как, ребята, особенно, кто из нефтегазовых направлений, как вы видите добычу через 30 лет? Кто готов? Что будет происходить с месторождениями? У них будет второе дыхание? Или они будут не востребованы уже?

Максим Григорьев, студент нефтегазового факультета Санкт-Петербургского горного университета, Санкт-Петербург: Я считаю, что ускоренный переход Европы, как основного потребителя нефти и газа, нашего ближайшего соседа, во многом будет зависеть, прежде всего, от них. Но непосредственно добыча углеводородов и здесь, и в целом по стране, вряд ли претерпит существенные изменения. Наверное, здесь наложатся технологии по вылавливанию, хранению и использованию углерода и СО2.

Дмитрий Артюхов: Полностью с Вами согласен. Я вижу, в теме разбираетесь. На все эти вызовы есть ответы. И вся история нефтегазового комплекса нашей страны - это вопрос вызовов и ответов. И чем сложнее вызов, тем более смекалистей мы становимся, и готовы дать достойные ответы, чтобы быть дерзкими и эффективными.

Что стоит в повестке региона? Много промышленных достижений: Уренгой, Ямбург, Бованенково, "Ямал СПГ". Слышали уже все. Но все время впереди стояла задача промысловая - взять кубометр, взять тонну нефти, добиться, пробурить. Что в это время происходит с людьми? Сюда приезжали лучшие люди из Советского Союза, готовые ехать в этот суровый край, в Западную Сибирь, на Север, в Арктику, и заниматься очень непростым делом.

Но годы идут, десятилетия идут. И те условия, которые вчера были допустимыми, сегодня - никуда не годятся. Деревянный жилфонд, который вчера был “за радость” (потому что еще хуже были здесь условия), сегодня он уже ветхий и абсолютно непригодный. Конечно, наша большая задача принципиально менять наши города, чтобы они становились уютными, компактными и от этого очень гостеприимными.

Особая северная энергетика

Все равно на Севере есть своя особая энергетика. Люди, которые здесь остаются, а Север не задерживает непорядочных, остаются люди, открытые и сильные духом. И это создаёт свою определённую атмосферу. Здесь люди хотят жить. Вопрос - в каких условиях? И наша большая задача, чтобы вся социальная инфраструктура работала здесь.

Если зима длится больше, чем полгода, то, конечно, мы должны создавать условия для детского спорта, для комфорта семьи. У нас, к счастью, очень молодой регион, один из самых молодых регионов в стране. Каждый третий - до 35 лет. У нас средний возраст на Ямале 33 года, при том что по России больше - 40-41. Мы - молодой регион. У нас большое количество семей с двумя, тремя и более детьми. Нужно создавать условия, для тех, кто здесь живет поколениями. Настоящие северяне. Я, кстати, из них. Мои родители сюда приехали работать в нефтегазовой науке, и вот я здесь с рождения живу. Для меня это Родина. И мы сегодня всеми усилиями пытаемся делать наш Ямал уютным, добрым, расположенным для человека. Хотя, конечно, условия непростые. В то же время мы видим, как меняется природа. Действительно, есть потепление. Это с одной стороны - вызов для нас, вызов для мерзлоты, на которой построены все наши промыслы, трубопроводы, города. С другой стороны - действительно климат становится чуть мягче. Это действительно факт, я считаю, тоже дает новые возможности для качества жизни. Когда нет таких радикальных морозов, оно как-то вроде уже и легче.

Возможности развития Ямала

Многое сделано и многое предстоит сделать для того, чтобы Ямал шёл вперёд. Например, проект, который совсем недалеко находится от нашего места - "Ямал СПГ". Тоже многие о нем слышали. И я очень хорошо помню, когда он начинал реализовываться, тогда никто не верил, что он произойдет. Казалось бы, это такая утопия. В далеких арктических широтах строить завод, который никогда в таких широтах нигде в мире не строили. Наш ледокольный флот на тот момент: тоже есть проблемы, не получается модернизировать суда, нет программы развития.... А сегодня все решения приняты, проект Президент поддержал. Мы строим новые ледоколы современного класса, вы, наверное, кто следите - знаете, ледокол "Арктика" уже на воде. "Урал", "Сибирь" в ближайшее время тоже встанут в строй. Мы говорим всерьез: уже принято решение о строительстве ледокола "Лидера" - уникального ледокола с мощностью 122 Мегаватт. Это то, что уже сегодня кажется принятым решением. Ведь тогда, больше 10 лет назад, когда принималось решение по "Ямал СПГ", многие говорили, что это ошибка, что это будет замороженная стройка, и ни в коем случае нельзя этим заниматься. Тем не менее с полугодичным опережением срока, я помню этот день. Декабрь - на дворе, было так под минус 50 мороза. Наш Президент, здесь, совсем недалеко, в Сабетте, открывает этот завод и газовоз “Кристоф де Маржери” делает свою первую отгрузку. И сегодня ни у кого нет сомнений, что несмотря на все сложности ледокольного сопровождения и сложности Арктики, как часы работает отгрузка, работает промысел. Мы ставим новые задачи по будущим проектам - "Арктик СПГ 2, 3." Это мощнейший кластер для сжижения здесь у нас на Ямале, который будет давать десятки миллионов тонн загрузки на Северный морской путь.

Северный морской путь

Северный морской путь - наша национальная артерия. Мы тоже - часть этого и находимся здесь. И каждый танкер, который отходит от этого терминала, вносит свой вклад в копилку перевозки по Северному морскому пути. Это важнейшая задача государства и наша с вами - сделать путь живым, активным. Чем больше будет там перевозок, он станет надёжнее, все в него поверят. И сегодня это уже происходит. Наши иностранные партнеры сначала тоже не верили в эти возможности. Сегодня они видят, что поставка происходит ровно час в час, как она и была заявлена. Значит - надежно, значит - начинают падать сборы на провозку здесь, начинают падать страховые сборы, начинают строиться ледовые суда нового класса, которые необходимы для этих широт. Здесь, конечно, у России есть исторические свои наработки, и наше первенство здесь очевидно. С помощью ледокольного флота, с помощью нашей системы навигации, которая сейчас тоже развивается, наша национальная возможность станет мощнейшей.

Северный морской путь - один из самых коротких маршрутов. И если мы его выведем на стабильное плановое движение, это станет большой возможностью, как для развития нашей страны, так, и для всей Арктической зоны. Сейчас необходимо обеспечивать безопасность маршрута, необходимо обеспечивать ремонтные задачи. Появятся островки жизни, очень нужные для будущего рывка в Арктику.

Все знают, что здесь огромные ресурсы - на шельфе, есть редкоземельные металлы. Очень много еще впереди открытий, я в этом уверен. Арктика действительно богата. Есть ямальская легенда о том, как наша земля обрела богатства. В ней говорится, что летел Бог над землей и везде потихоньку раскидывал богатства. Кому-то дал плодородные земли, кому-то – золото. Когда он пролетал над Ямалом, он сильно замерз. Замерзли руки и все богатства рассыпались. Так вот, богатства, конечно, огромные, но условия у нас на Севере тоже непростые.

Первоочередные задачи развития инфраструктуры в Арктике

Сегодня в первую очередь нужно опережающее развитие инфраструктуры. Как только появляются ледоколы, мощный терминал на берегу, дороги, энергетика, то все становится возможным. Это дает мощнейший импульс к развитию как региона, так и всей страны. Если брать статистику 2019 года - 1,3 триллиона рублей налогов собрано в федеральный бюджет с территории Ямала. Это ресурс, который дает развитие всем уголкам нашей Родины.

Вопросы и ответы

С удовольствием сейчас хотел бы перейти к ответам на ваши вопросы.

Ярослав Басов, финалист первого сезона Всероссийского конкурса "Большая перемена", г. Москва: Какие по характеру люди нужны, чтобы освоить такие труднодоступные территории: и Арктику, и Ямал в частности?

Дмитрий Артюхов: Ярослав, а как тебе здесь, находясь несколько часов? Ты впервые на Ямале? Какие ощущения у тебя возникают?

Ярослав: Да, впервые.

Дмитрий Артюхов: Какой должен быть человек, чтобы в этих широтах выстоять и преуспеть?

Ярослав: Спокойным, невозмутимым и с силой воли.

Дмитрий Артюхов: Полностью соглашусь с тобой. Конечно, в первую очередь, как ты сказал, но еще и очень порядочным. Здесь маленькие коллективы. Вот мы находимся на таком мощном судне, ледоколе. Здесь совсем небольшая команда - 26 человек. Конечно, это очень современный корабль, много что автоматизировано, но 26 человек - это совсем немного для такой огромной махины. Представляешь, какая должна быть слаженность, какой должна быть уверенность в том, кто стоит рядом с тобой плечом к плечу. Потому что здесь обрабатываются разные задачи.

Вам, наверное, рассказывали зачем это судно? Оно очищает акваторию. Например, здесь вчера был лед, сейчас его нет. Всю зиму здесь идут отгрузки, ритмично и четко, но лед не дает покоя. И два брата-близнеца, мы видим: Санников и Вилькицкий, занимаются подготовкой этой акватории. Чтобы танкеры безопасно подходили и шла погрузка. В дальнейшем они эти судна сопровождают, чтобы они проходили дальше. 26 человек обеспечивают этот процесс. И все они профессиональны, порядочны, надежны. Север всегда проверяет людей на самые лучшие качества. И те, кто не соответствуют - куда-то исчезают. А те, кто действительно достойны - остаются.

Изотова Евгения – командир Ямальского регионального отделения МООО "Российские студенческие отряды", г. Салехард: Вопрос про молодежную политику и ее инфраструктуру, в частности. В начале этого года мы открыли первую арт-резиденцию в столице нашего округа. По линии студенческих отрядов по всей стране, вслед за Москвой, открываются мультиформатные пространства. Планируется ли в муниципальных образованиях нашего округа обновление учреждений сферы молодежной политики? Спасибо.

Дмитрий Артюхов: Конечно, очень важно поддерживать нашу молодежь, она действительно талантливая. Все наши регионы уникальны и хороши. Но я, все-таки, патриот Ямала. Считаю, что здесь концентрация генофонда людей, которые приехали из самых разных уголков. Например, Татарстан, Башкирия, Кавказ, Украина, Беларусь, Дальний Восток и многие другие. Конечно, люди сюда ехали романтичные в душе, готовые к каким-то вызовам. И сегодня здесь живут их дети и даже внуки. Это, конечно, мощнейший котел, богатство нашей страны. На Ямале много межнациональных семей, что тоже дает большое богатство для нашего региона. Поэтому молодежной политикой надо заниматься. Как известно, у нас нет крупных университетов. И нам очень важно создать такие условия развития, чтобы молодёжь, уезжая учиться в большие города, хранила самые теплые воспоминания о жизни на Ямале. А когда ребята станут дипломированными специалистами - вернутся в свой родной регион и обязательно будут востребованы. Самое главное - будет комфортно. Потому что это Родина, здесь все знакомо, здесь родные и друзья.

Арт-резиденции мы будем и дальше создавать. Сегодня она заработала в Салехарде. На стадии реализации проекты по Ноябрьску и Новому Уренгою. Многие не понимают, что такое арт-резиденция. Это по сути - центр творческих возможностей. Например, звукозаписывающая студия. Общались с коллегами из салехардской арт-резиденции. Все думают, что молодежь – это студенты. На самом деле туда приходят ребята 30-35 лет, создают свою музыкальную группу, играют на инструментах. У них творческий подъем. И выводит совсем на другой уровень качество жизни.

Нам очень важно, чтобы в наших северных городах была полноценная жизнь, и у нас все для этого есть. Есть возможность создать то, чего где-то еще не хватает. Конечно, проблем еще много, но они все решаемые. Когда мы смотрим на города в Канаде, в Скандинавии, там климат мягче безусловно, но мы можем сделать и наши города очень уютными. И работа с молодежью в этой связи – одно из важнейших направлений. А развитием таких творческих, современных центров, насыщенных жизнью, мы обязательно будем заниматься. Чтобы к нам приезжали разные эксперты, специалисты, давали мастер-классы молодым людям, проводили тренинги.

Ирина Пелымская, победитель первого сезона Всероссийского конкурса «Большая перемена», г. Москва: Вы рассказывали о проекте СШХ. Расскажите, на каком этапе сейчас он находится? Ведь Ямал находится на Крайнем Севере и здесь очень сложное транспортное сообщение.

Дмитрий Артюхов: Маленький экскурс в историю. Железная дорога чуть не пришла сюда, на этот берег. Мы находимся рядом с поселком Мыс Каменный. Месторождение, откуда нефть поступает сюда на терминал, находится в поселке Новый Порт. Почему называется Новый Порт? Потому что хотели построить порт. Тогда видимо недооценили глубины. Показалось, что мелко только у берега и дальше можно будет что-то сделать, будет судоходство. К сожалению, нет. Сегодня, чтобы суда, танкеры, ледоколы могли подходить было сделано дноуглубление. Это профессиональная работа. Она сложная. В наше время ее организовали, и поэтому судоходство стало возможным. В те годы, конечно, это была неподъемная задача. Но амбиция построить железную дорогу была.

Мыс Каменный, поселок, где мы сейчас находимся. Думали, что берег каменистый, а значит акватория и глубины более подходящие. Нет, здесь типичный ямальский берег, достаточно мелкий. Для судоходства очень тяжело. Поэтому этот терминал вынесен так далеко от берега, чтобы была возможность организовать судоходство на глубине 10-11 метров. В то время, конечно, такие решения были заоблачными и нереализуемыми. Когда наносились на карту эти объекты – Мыс Каменный, Новый Порт – планировалось, что сюда должна прийти инфраструктура. Видите, потребовалось более 60 лет, чтобы переиграть по-другому и прийти к таким решениям.

Что происходит с СШХ? Нам очень важен этот проект для экономики Ямала. Его нужно завершать, осталось совсем немного. Построить 350 км железной дороги, связать два крупных логистических центра – Северо-Запад страны от Балтики с Уралом, Свердловской железной дорогой. Этот проект в высокой степени реализации. В своем послании Президент Владимир Путин поддержал его. Мы сейчас делаем большую работу, чтобы его реализовать. Как и другие сложные проекты на Ямале, этот тоже дается непросто. Требуются десятки совещаний, обсуждений, много согласований. Как некогда округ хотели сделать большим водохранилищем, и мы бы сейчас с вами, сидели на берегу самого большого в мире искусственного озера. И большой вопрос, как бы мы подошли к этим месторождениям? Наверное, через некоторое время это было бы возможно. Но на тот момент технологий точно не было. Получили бы лет 10-20 отставания, и вообще, может быть, все по-другому сложилось для Западной Сибири. В те годы были споры, обсуждения, как мне рассказывали их участники ветераны, да и в книгах читал. Это было до ругани в Министерствах, в Министерстве геологии. И Фарман Салманов тогда говорил - здесь будет нефть и газ, мы найдем точно. Другие не менее именитые академики говорили, что нет признаков этому, и вы мешаете развитию энергетики страны, противитесь строительству ГЭС. Представляете, какой был спор? Но, к счастью, история сложилась правильно, и мы получили мощнейшую Западно-Сибирскую нефтегазовую провинцию. Сейчас такой же непростой период. Тоже надо в спорах победить. Но я уверен, что здравый смысл побеждает, и здесь мы добьемся успеха.

Ирина Пелымская, победитель первого сезона Всероссийского конкурса «Большая перемена», г. Москва: Спасибо огромное, что я здесь оказалась. У меня шквал эмоций. И у меня предложение – чтобы наша крутая молодежь, которая всей душой любит наш регион, в будущем могла бы попасть по итогам каких-то конкурсов или соревнований, в такие уникальные места, как ледокол. Ведь это первая такая возможность, и я надеюсь, она будет не последней. Это предложение, что может наша молодежь Ямала заслуживает еще таких экскурсий, поездок в такие места. Это очень круто. Спасибо!

Дмитрий Артюхов: И молодежь Ямала, и молодежь нашей страны точно заслуживает бывать в таких местах. У нас великая прекрасная страна, очень много красивых мест. Но на Ямале есть места, которыми ты гордишься всем сердцем. Ну, нет у нас нового Юрия Гагарина. Но есть такие великие проекты, которые сделаны вопреки, несмотря ни на что. Невозможно – а оно делается. Вот на Ямале мы являемся свидетелями этому. И "Ямал СПГ", и Новый Порт, и Бованенково – за короткий срок это делается. И самое главное – нашими специалистами. Тут все инженеры – наши ребята. Они отучились в наших университетах, не обязательно даже самых лучших. Но потом они закаливались в Западной Сибири и становились лучшими специалистами, делали вот это все. Я, когда смотрю на эти на эти объекты, построенные за считанные годы, осознаю дерзость этих задумок и начинаю гордиться нашей страной. Поэтому точно будем сюда приглашать и финалистов «Большой перемены», и ребят, кто участвует в нашем марафоне «Знание», и вообще всю активную молодежь. И ребят постарше, кто работает в наших организациях, и школьников, чтобы они смотрели, заряжались этой энергией, начинали также гордиться нашей страной. А нам есть чем гордиться!

Источник: https://www.yanao.ru/presscenter/news/72243/

Прочитано 619 раз

Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Оставить комментарий

ntiamig newlogo radio
Яндекс.Метрика