Беспокойные ночи Пальмиры

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

 Как житель Ноябрьска оказался на войне в Сирии.

…Антон проснулся оттого, что БТР дрожал и раскачивался как самолет, попавший в зону турбулентности. Это начался артобстрел. Мины и снаряды рвались со всех сторон. Так продолжалось несколько часов. Потом все стихло.

Знакомьтесь: Антон Путятов

Нет такого россиянина, который не знал бы о событиях в Сирии. Пальмира, Алеппо, Хмеймим, Тартус – благодаря теленовостям эти названия сегодня на слуху у всех. Но подавляющее большинство наших соотечественников воспринимают их как что-то далекое, почти мифическое, не имеющее отношения к повседневной жизни. Особенно если ты живешь на Ямале, и не то что от Сирии, а вообще от большой земли тебя отделяют тысячи километров тайги. Поэтому встретить в Ноябрьске человека, побывавшего «там», – это почти как повстречаться с пришельцем из других миров.
Нашего «инопланетянина» зовут Антон Путятов, ему 28 лет. Коренной ноябрянин. Здесь родился, окончил школу, потом педколледж. Случилось так, что судьба забросила его в Сирию, да не один, а целых два раза – в составе воинского контингента Вооруженных сил РФ для оказания помощи сирийскому народу в борьбе с террористами.
На срочную службу Антона призвали, когда ему исполнился 21 год. Молодой человек уже успел окончить педагогический колледж и работал преподавателем английского во второй школе. Говорит, иностранные языки ему нравились с детства, вот и пошел по этой стезе.
Служить попал в Ракетные войска стратегического назначения – элиту ВС РФ. Через полгода молодой человек подписал контракт. Два года службы пролетели быстро, и вот Антон уже на гражданке. Однако найти хорошую работу как-то не получалось – ни в Ноябрьске, ни на земле. Решение пришло само собой – вернуться в армию.

Заманчивое предложение

Новым местом службы стала 15-я отдельная мотострелковая бригада миротворческих сил, базирующаяся в Самарской области. В роте не оказалось ни одного солдата срочной службы – все такие же, как Антон, контрактники. Первый год было очень трудно, вспоминает собеседник. Учеба, наряды, караулы, снова учеба. Все время жили в казарме, за пределы части почти не выходили. Наконец, долгожданный отпуск, родной Ноябрьск, встреча с родителями, друзьями. Сразу же по возвращении из дома Антону поступило предложение о длительной командировке.
– Поедешь очень далеко, – сказал командир, но куда именно, уточнять не стал.
Впрочем, Путятов быстро догадался, что это будет Сирия.
– Насильно ехать нас никто не заставлял, но и отказаться было нельзя, – замечает собеседник. – К тому же мне самому было очень интересно.
Перед отправкой несколько недель военные проходили усиленную подготовку: стрельбы, тренинги на сплочение коллектива и нескончаемые тренировки. Отрабатывали все: охрану и сопровождение грузов, перемещение на различных видах техники, действия при артобстреле, отражение атак, занятие обороны, переход в контрнаступление. Было тяжело, но никто и не думал роптать: все прекрасно понимали, что едут на войну.
И вот декабрь 2015 года. Военный аэродром в Моздоке. Грузовой Ил-76 Министерства обороны РФ уже грохочет турбинами. В его вместительном чреве группа военнослужащих Российской армии. Взлет. Через несколько часов лайнер приземляется на территории российской авиабазы Хмеймим в Западной Сирии.

Добро пожаловать на войну!

Декабрьская ночь была прохладной – насколько это возможно на юге – и по-южному темной. Вдалеке мерцали огни незнакомого города. Разгрузив самолет, новоприбывшие проследовали к палаточному городку, где им предстояло провести какую-то часть своей жизни.
Читающие этот материал любители военной романтики будут разочарованы: никаких подвигов и головокружительных приключений на долю нашего героя не выпало. Вся его служба в Сирии состояла из четко регламентированных, отточенных до автоматизма действий: охрана погрузочно-разгрузочных работ в порту Тартус, сопровождение грузов по территории, подконтрольной сирийской армии, караулы, ежедневные изматывающие тренировки по отработке действий в различных ситуациях – при обстрелах, пожарах, проникновении диверсантов, захвате заложников и т. д. Эти тренировки и помогали нашим военнослужащим выжить: когда отработано все до мелочей, из любой нештатной ситуации можно выйти без потерь.
Лишь однажды за все семь месяцев пребывания Антона в боевых командировках случилась «нештатка». Рядом с палаточным городком российских военных находился цитрусовый сад. Там водились кролики, и там же были установлены учебные и боевые растяжки. Однажды над садом раздался характерный звук: так свистит сигнальная ракета при подрыве учебной растяжки. Должно быть, какой-нибудь неосторожный кролик зацепил проволоку. Ракета упала в сухой камыш, и тот немедленно вспыхнул (а жара тогда стояла нешуточная). Военнослужащие, находившиеся в то время на базе, немедленно устремились тушить горящие заросли, за что потом и получили хороший нагоняй от командира.
– Как вы все посмели оставить территорию? – песочил их опытный офицер-морпех. – А если бы это была провокация и на базу совершили нападение?

0 02 05 58d152c6617878250689157b09728bb9e541ca00fd33c26b47f8da2d19015616 full

Смертельная «стометровка»

Случай, с которого начинается этот материал, произошел во время второй командировки Антона, осенью 2016 года. Тогда его отряд сопровождал колонну с грузами, следовавшую до Пальмиры. В распоряжении мотострелкового отделения, в котором служил Антон, был БТР. На нем солдаты и передвигались по Сирии. Внезапно машина сломалась. Решили заночевать в Пальмире, прямо внутри бэтээра. А ночью начался обстрел.
– Бронетранспортер не покидать! – последовал приказ командира отделения.
Так и просидели несколько часов в стальном брюхе машины, пока вокруг рвались снаряды. Когда обстрел закончился, Антон уснул безмятежным сном. А когда проснулся, БТР уже починили.
Побывал Путятов и в разрушенной террористами Пальмире, и в полыхающем Алеппо. Говорит, сопровождать грузы по территории страны было действительно опасно. Особенно когда путь проходил через населенные пункты.
– У нас были участки дороги, которым мы давали свои названия, – рассказывает собеседник. – Например, «стометровка». Едешь по ним и не знаешь, из-за какого угла в тебя выстрелят или бросится смертник со взрывчаткой.

Боевая награда

Мирное население, по словам Антона, в основном относилось к российским военным очень дружелюбно. Солдат снабжали сигаретами, бесплатно угощали душистыми сирийскими лепешками – необыкновенно хрустящими и вкусными. Благодаря знанию английского наш герой смог пообщаться с несколькими сирийцами и составил о них очень приятное впечатление.
Иногда под маской мирных жителей скрывались террористы. И необязательно идейные бандиты. Как пояснил Антон, человека могли запугать, угрожая убить семью. Встречались и те, кому просто нечего было терять: родные погибли, дом разрушен. Жизнь для таких людей утрачивала смысл, и пояс шахида являлся единственным, по их мнению, достойным выходом из нее.
Впрочем, обе командировки закончились для Антона и его боевых товарищей благополучно: все вернулись домой живыми и здоровыми. Да еще и с хорошими деньгами. Там, в Сирии, младший сержант Путятов в месяц получал около 160 тысяч рублей.
Недавно Антон снова вышел на гражданку и вернулся в родной Ноябрьск. Сейчас ищет работу. Говорит, хочет заниматься военно-патриотическим воспитанием школьников – чтобы они морально и физически были готовы к армейской службе. Благо и педагогическая подготовка, и боевой опыт у Путятова имеется. Есть даже медаль «Участнику военной операции в Сирии». Ею Антон был награжден за безупречную службу.

0 02 05 d2b0ac9ec98e07e1f478325b9e820a5fc05d54771d5d173575550a213c77075a full

Фото из личного архива Антона Путятова

Прочитано 685 раз
Евгений Демьянюк

edem1968@mail.ru

Корреспондент

Тел. 32-19-81

Оставить комментарий

ntiamig ninformm radio