Пятница, 22 марта 2019 08:46

"Сцена сама выбрала меня". Актер Сергей Козенков – о своем нелегком пути в мир Мельпомены Избранное

Автор
Оцените материал
(3 голосов)

Не много мне встречалось людей, чей путь в профессию был таким долгим и тернистым. Кажется, сама судьба испытывала его на прочность: обманывала, насмехалась, но всякий раз давала новый шанс. За свою еще не долгую актерскую биографию Сергей Козенков успел поработать в Луганске, Южно-Сахалинске, Великом Новгороде, Москве. Но нашел себя, кажется, только здесь – на сцене Ноябрьского городского театра.

ПАРЕНЬ С ГИТАРОЙ
С самого детства он любил петь и играть на гитаре. Своего инструмента в доме не было, приходилось брать у друзей, одноклассников. Старшие товарищи показывали ему аккорды, учили бить по струнам. Мальчишка все схватывал на лету. На школьных уроках не вел конспект, а тренировал пальцы, чтобы освоить сложную технику арпеджио, на фантики выменивал у знакомых новые струны. Ну а голосом и слухом его наградила природа. Точнее, отец. Простой шахтер из Алчевска (Луганская область) во время праздников и застолий очень красиво пел – гости заслушивались, а особенно маленький сын Сережа. И все отцовские песни – про забой, про шахтерскую дружбу – он знал наизусть.
В старших классах Козенков играл уже вполне профессионально, работал в музыкальных коллективах, участвовал в квартирниках (кто не знает, это распространенная в среде рокеров форма концертов). На одном из них в Старом Осколе Сергей познакомился с Александром Непомнящим – легендарным бардом и поэтом. Встреча стала судьбоносной: наш герой на всю жизнь заразился русским андеграундом, литературой и творчеством в целом.
Между тем родители не разделяли взглядов сына и настояли на том, чтобы он после школы получал более «земную» профессию. Однако в горно-металлургическом институте Сергей не проучился и года – бросил. Поступил в училище на повара, окончил его, но тяги к приготовлению борщей и котлет не обрел. Вел яркую и бесшабашную жизнь неформала. Одно время перебрался в Старый Оскол, жил у друзей на «флэту» (квартире), участвовал в знаменитом бардовском фестивале «Оскольская лира» и даже стал его дипломантом. Поступил в луганское музучилище, но тоже бросил; пел в церковном хоре; полтора года служил в украинской армии; ездил автостопом – добрался аж до Байкала; в Крыму снимался в эпизодах «Обитаемого острова» и «Новой Земли», общался со звездами отечественного кино Маратом Башаровым и Константином Лавроненко; тусовался в Москве, в среде столичной неформальной богемы. Там произошла еще одна судьбоносная встреча. Как-то, заблудившись в арбатских переулках, Сергей спросил дорогу у случайного прохожего. Им оказался известный писатель и актер Евгений Гришковец – наш герой хорошо знал его книги и моноспектакли.
– Я узнал его не сразу, но когда понял, что это он, страшно смутился, – вспоминает собеседник. – Попросил автограф. Когда Гришковец спросил, как меня зовут, я даже имя свое забыл! И вот он, видя, как я одет – рваные джинсы, гитара за плечами, – написал мне всего два слова: «Успехов, коллега!» И тут я, как Форрест Гамп, прозрел, увидел свою судьбу. Это, конечно, театр.

ТАМ ШЛА ВОЙНА
Поступать в Москву Козенков не решился, хотя в свое время Лавроненко и прочил ему ГИТИС. Все-таки конкурс там большой, да и с украинским гражданством о бюджете нечего было и мечтать. А деньги на платное обучение отсутствовали – они у нашего героя в те времена вообще почти не водились. Поехал в Харьков – благо там тоже были друзья и гостеприимный «флэт». В местный университет искусств на актерский факультет поступил неожиданно легко. Так же легко и интересно было учиться. Настолько интересно, что процесс казался важнее результата. О том, что нужно куда-то трудоустраиваться (не всю жизнь же в переходах на гитаре играть), Сергей вспомнил только на последнем курсе.
Пробовал устроиться в воронежский, черниговский, минский театры, но там вакансии не нашлось. С ранней юности Сергей мечтал побывать на Камчатке – даже послал резюме в тамошний драмтеатр. Ответа, однако, не было. На работу по специальности устроился практически у себя дома – в Луганске. Скучать не приходилось: молодого актера сразу начали вводить во многие спектакли.
Вскоре в Луганск приехал однокашник Сергея – недавний выпускник отделения режиссуры Харьковского университета искусств Анатолий Лобанов. Знакомая фамилия, не правда ли? Совершенно верно: сегодня он художественный руководитель Ноябрьского городского театра. Во время учебы молодые люди были знакомы шапочно, а вот в Луганске сошлись ближе. Лобанов предложил Козенкову одну из главных ролей в своей постановке «Арт» (сегодня она с успехом идет и на ноябрьской сцене). Это был 2014 год – трагическое время для Донбасса и Луганска в частности.
Спектакль выпускали под грохот взрывов и автоматные очереди – в городе начиналась война между сторонниками Луганской народной республики и украинскими вояками. Вскоре жизнь областного центра оказалась парализована. Кто мог, уезжал подальше от боевых действий. И Козенков, и Лобанов, всегда симпатизировавшие России, туда и подались. В огромной стране на долгое время их пути разошлись.

ЧЕЛОВЕК-ПАУК
Сергей почти добрался до заветной Камчатки – переехал на Сахалин. Там в местном театре работал режиссером его давний знакомый, выпускник школы-студии МХАТ Антон Коваленко. Однако длительного сотрудничества не получилось. Вначале местная труппа «съела» молодого режиссера, потом начала выдавливать и его луганского протеже. Даже не успев оформить вид на жительство, Козенков покидает Южно-Сахалинск и перебирается в Великий Новгород, где уже обосновалась часть труппы луганского театра и знакомый худрук из Харькова. Однако черная полоса продолжает преследовать нашего героя. В скором времени с режиссером случается инсульт – он не может больше работать. Новый худрук ролей Козенкову не предлагает, и он «сидит» на голой ставке в восемь тысяч рублей. Сидит, правда, недолго.
Возможно, от отчаяния, а может быть, следуя зову чеховских героев, Сергей отправляется покорять Москву. Но и столица не очень-то благоволит ему. Эпизодические выходы на сцену циркового театра, раздача рекламных листовок у переходов, работа детским аниматором в кафе и на семейных торжествах. Вместо Гамлета и Треплева он вынужден играть Шрека и Человека-паука.
Из Москвы Козенков возвращается на Сахалин – все-таки нужно было решить вопрос с видом на жительство. Устраивается режиссером в дом культуры, занимается самообразованием, физическим и духовным совершенствованием. В этом ему помогает восточное боевое искусство шоу-дао – с годами Сергей становится его искренним последователем.
И вот тут в жизни Козенкова снова появляется Анатолий Лобанов – он звонит уже из Ноябрьска:
– Старик, мы здесь новый театр открываем. Не хочешь ли присоединиться?

ЕСТЬ ЧТО ИГРАТЬ
В августе 2018 года Сергей Козенков впервые ступает на ямальскую землю, с интересом обживается на новом месте и вливается в еще очень немногочисленную на то время труппу НГТ. Ноябрьский зритель впервые увидел его в роли Марка в спектакле «Арт». Потом был Жевакин в гоголевской «Женитьбе». Актер говорит, что на сегодняшний день это его любимые роли – такие разные, но одинаково яркие. На этой неделе вышла еще одна премьера – спектакль «Дикие» по мотивам пьесы Вампилова (подробнее об этом – в следующем номере «СВ»). Признается, что роль пьянчужки Анучина далась ему нелегко:
– Я спиртное давно уже не употребляю. А тут пришлось играть образ, который претит всему моему существу. Мне поначалу даже стыдно было на сцену выходить в таком непотребном виде.
Еще одна сфера деятельности – детская инклюзивная театральная студия. Ее набрали совсем недавно и отдали бразды Сергею Козенкову. Вот где пригодился московский опыт аниматора! Да и практика шоу-дао с его «кругами внимания» (совсем как по Станиславскому) тоже оказалась весьма полезной.
– Наши занятия в студии – это больше игра, – говорит актер. – Я стараюсь развить у детей воображение, фантазию, раскрепостить их. Иногда мы шутим, дурачимся. Вообще, без чувства юмора на сцене делать нечего.
Сергей очень благодарен судьбе за то, что не стал ни поваром, ни металлургом. За то, что в свое время ему встретились яркие талантливые люди, подтолкнувшие его к профессии. Говорит, это не он выбрал сцену, а она сама притянула его, как звезда притягивает планету. Значит, другого пути действительно не было, а все тернии только сделали его интереснее.

DSC 9203

DSC 7981

Фото Дмитрия Агатия, Вячеслава Овчинникова.

Прочитано 381 раз
Евгений Демьянюк

edem1968@mail.ru

Корреспондент

Тел. 32-19-81

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

ntiamig ninformm radio